Мотивация (часть 2)

Бывает так, сотрудник предъявляет к работе сразу несколько требований? Ну, например, престижность и перспективы? Обязательно бывает. Например, стабильности хочется почти всем: и жадным и осторожным и любопытным. Другой вопрос, что какая-то из мотиваций бывает, как правило, главной, а остальные — второстепенными. Про дБывает так, сотрудник предъявляет к работе сразу несколько требований? Ну, например, престижность и перспективы?

Обязательно бывает. Например, стабильности хочется почти всем: и жадным и осторожным и любопытным. Другой вопрос, что какая-то из мотиваций бывает, как правило, главной, а остальные — второстепенными.

Про денежную мотивацию и про жажду стабильности я уже рассказал вчера. Сегодня поговорим о процессной мотивации.

3. Процесс. (Ответ: «пойду туда, где мне будет интереснее работать»)

В Советском Союзе, да и не только у нас, работа была возведена в ранг священнодействия. Даже тот очевидный факт, что «работа» и «раб» — однокоренные слова, не повлиял на уважительное отношение народа к труду. Наоборот, слово «раб» тоже приобрело в общественном сознании привкус святости. В фильмах, например, раб — это почти всегда чудовищно положительный персонаж.

Поэтому многие полагают, будто хороший сотрудник непременно должен получать удовольствие от самого процесса работы. И врут на собеседовании, что им, например, «очень нравится возиться с цифрами».

На самом деле, конечно же, не всё так просто.

С одной стороны, работа не должна вызывать у сотрудника отвращения. Если сотрудник воспринимает работу как пытку — вряд ли производительность его труда будет достаточно высокой.

Но, с другой стороны, и жгучий интерес к работе — это далеко не всегда плюс. Ведь интерес — как жидкость для розжига. Ярко вспыхивает, но довольно легко угасает.

Вот, например, сходить в лес с палаткой на несколько дней — это весело и интересно. Отработать сезон в качестве лесоруба... ну, Вы поняли. На одном интересе бригаду лесорубов не соберёшь.

Мало того. Сотрудники с процессной мотивацией имеют нездоровое желание «пробовать» и «эксперементировать».

Ну, допустим, поручаешь такому сотруднику обзвонить должников и потеребить их. Казалось бы: полдня работы и дело сделано.

Ан нет. Просто обзвонить — слишком скучно и «неэффективно». Этот перец записывает свой голос на компьютер. Идёт к бухгалтеру и требует у него список всех должников в виде файла. А потом пытается заставить сисадмина как-нибудь замутить автоматический обзвон должников через Скайп. Ничего, разумеется, не выходит.

Далее наш инициативный подчинённый переходит к плану Б. Он находит какого-то фрилансера в Белоруссии, который согласен за символические деньги обзванивать наших должников. Затем в течение двух часов сравнивает тарифы телефонных операторов в Минске, и пытается выяснить, через какого из них выгоднее звонить в Москву. В итоге, уезжает из офиса на час раньше, чтобы купить по дороге домой предоплаченную карточку вебмани. Должники, естественно, так и остаются без внимания.

Другими словами, замотивированный на интерес сотрудник интересуется сразу всем, и из-за этого ничего не успевает доделать до конца. Поэтому, когда соискатель говорит мне, что хочет работать системным администратором, так как «очень любит компьютеры», мне становится не по себе.

Тем не менее, стремление к «интересной работе» — ещё не приговор.

Во-первых, не стоит слишком много значения придавать тому, что люди говорят на собеседовании. Вполне вероятно, что на самом деле соискателя волнуют только деньги, просто он находит неприличным произносить это вслух.

А во-вторых, первоначальный интерес позволит новому сотруднику быстро влиться в работу. После чего Вы сможете замотивировать его чем-нибудь другим, более надёжным. В конце концов, даже во время «скучных» периодов работы, сотруднику надо что-то есть и где-то спать.

Кстати, вчера меня несколько раз спросили, почему сволочи-кадровики не перезванивают, чтобы сообщить об отказе. Открою секрет.

Дело в том, что из десяти приглашённых на собеседование нередко приходят только двое-трое. А непришедшие, как Вы понимаете, об отмене собеседования обычно не предупреждают — просто не приходят и всё. Поэтому для большинства кадровиков сама мысль о том, что хорошо бы позвонить и отказать, кажется странной. Зачем делать лишние движения?

Ладно. Продолжение следует...

PS: Если Вы думаете, что сволочь Фриц тоже обещает перезвонить и не перезванивает, то Вы думаете обо мне слишком плохо. Как правило, я сообщаю о своём решении прямо в конце собеседования, безо всяких там «мы Вам позвоним». Люди — не огурцы, их нельзя солить про запас.

PPS: Помогите мне, пожалуйста, найти две цифры. Статистику по самоубийствам в США во время Великой Депрессии и информацию по выплатам приёмным семьям.

Дело в том, что одна моя знакомая сообщила, будто приёмным родителям сейчас государство выплачивает пособие в 14 тысяч рублей ежемесячно. Меня это очень удивило.енежную мотивацию и про жажду стабильности я уже рассказал вчера. Сегодня поговорим о процессной мотивации. 3. Процесс. (Ответ: «пойду туда, где мне будет интереснее работать») В Советском Союзе, да и не только у нас, работа была возведена в ранг священнодействия. Даже тот очевидный факт, что «работа» и «раб» — однокоренные слова, не повлиял на уважительное отношение народа к труду. Наоборот, слово «раб» тоже приобрело в общественном сознании привкус святости. В фильмах, например, раб — это почти всегда чудовищно положительный персонаж. Поэтому многие полагают, будто хороший сотрудник непременно должен получать удовольствие от самого процесса работы. И врут на собеседовании, что им, например, «очень нравится возиться с цифрами». На самом деле, конечно же, не всё так просто. С одной стороны, работа не должна вызывать у сотрудника отвращения. Если сотрудник воспринимает работу как пытку — вряд ли производительность его труда будет достаточно высокой. Но, с другой стороны, и жгучий интерес к работе — это далеко не всегда плюс. Ведь интерес — как жидкость для розжига. Ярко вспыхивает, но довольно легко угасает. Вот, например, сходить в лес с палаткой на несколько дней — это весело и интересно. Отработать сезон в качестве лесоруба... ну, Вы поняли. На одном интересе бригаду лесорубов не соберёшь. Мало того. Сотрудники с процессной мотивацией имеют нездоровое желание «пробовать» и «эксперементировать». Ну, допустим, поручаешь такому сотруднику обзвонить должников и потеребить их. Казалось бы: полдня работы и дело сделано. Ан нет. Просто обзвонить — слишком скучно и «неэффективно». Этот перец записывает свой голос на компьютер. Идёт к бухгалтеру и требует у него список всех должников в виде файла. А потом пытается заставить сисадмина как-нибудь замутить автоматический обзвон должников через Скайп. Ничего, разумеется, не выходит. Далее наш инициативный подчинённый переходит к плану Б. Он находит какого-то фрилансера в Белоруссии, который согласен за символические деньги обзванивать наших должников. Затем в течение двух часов сравнивает тарифы телефонных операторов в Минске, и пытается выяснить, через какого из них выгоднее звонить в Москву. В итоге, уезжает из офиса на час раньше, чтобы купить по дороге домой предоплаченную карточку вебмани. Должники, естественно, так и остаются без внимания. Другими словами, замотивированный на интерес сотрудник интересуется сразу всем, и из-за этого ничего не успевает доделать до конца. Поэтому, когда соискатель говорит мне, что хочет работать системным администратором, так как «очень любит компьютеры», мне становится не по себе. Тем не менее, стремление к «интересной работе» — ещё не приговор. Во-первых, не стоит слишком много значения придавать тому, что люди говорят на собеседовании. Вполне вероятно, что на самом деле соискателя волнуют только деньги, просто он находит неприличным произносить это вслух. А во-вторых, первоначальный интерес позволит новому сотруднику быстро влиться в работу. После чего Вы сможете замотивировать его чем-нибудь другим, более надёжным. В конце концов, даже во время «скучных» периодов работы, сотруднику надо что-то есть и где-то спать. Кстати, вчера меня несколько раз спросили, почему сволочи-кадровики не перезванивают, чтобы сообщить об отказе. Открою секрет. Дело в том, что из десяти приглашённых на собеседование нередко приходят только двое-трое. А непришедшие, как Вы понимаете, об отмене собеседования обычно не предупреждают — просто не приходят и всё. Поэтому для большинства кадровиков сама мысль о том, что хорошо бы позвонить и отказать, кажется странной. Зачем делать лишние движения? Ладно. Продолжение следует... PS: Если Вы думаете, что сволочь Фриц тоже обещает перезвонить и не перезванивает, то Вы думаете обо мне слишком плохо. Как правило, я сообщаю о своём решении прямо в конце собеседования, безо всяких там «мы Вам позвоним». Люди — не огурцы, их нельзя солить про запас. PPS: Помогите мне, пожалуйста, найти две цифры. Статистику по самоубийствам в США во время Великой Депрессии и информацию по выплатам приёмным семьям. Дело в том, что одна моя знакомая сообщила, будто приёмным родителям сейчас государство выплачивает пособие в 14 тысяч рублей ежемесячно. Меня это очень удивило. Источник.